Рекомендуем
Форум
29.11.19 22:12 никкки3
Оральный секс
29.11.19 11:51 Алексей 40
Поиск партнёра
29.11.19 10:52 Алексей 40
В детстве
29.11.19 10:12 Алексей 40
Дети
29.11.19 06:37 Алексей 40
В детстве
27.11.19 09:09 Алекс_ 26_179
Правильный минет
16.11.19 23:14 Артур_ 26 _179
Туалет
14.11.19 23:46 liskoff5117
Размер и форма члена
Ответы
26.10.19
Класс! повезло врачу
02.06.19
Очень понравилось, хочу продолжения, пожалуйста
11.03.19
еще, очень интересно что было дальше. А с Владом как потом сложилось?
19.02.19
Классно , хотя люблю больше романтизма а не жестких реакций в тоне раба
10.01.19
Хочу продолжение мне очень понравилось начало
23.12.18
Я по фану тут сижу и угораю
23.12.18
Очень понравился рассказ,хочу продолжить читать
Гей рассказы и истории
0 ДобавитьПоиск+

Животные инстинкты Главы 1-3

Автор Dreamer_girl
Животные инстинкты Dreamer_girl.jpg

Слэш, Омегаверс, Первый гей, Первый раз, Любовь, отношения, Фэнтези
Персонажи:
Девственник, Оборотень

Глава 1. Большие приключения всегда начинаются с малого

Замечательная пора – начало августа. Особенно когда тебе восемнадцать, школа позади, документы в универ поданы, и ты даже уже зачислен на желанный факультет, а об армии не надо думать ещё целых пять лет. Не зря он последние годы подналёг на учёбу: попасть на бюджет по специальности «бухгалтерский учёт и аудит» дорогого стоило. А сегодняшний день вообще замечательный – другу наконец-то тоже стукнуло восемнадцать и есть официальный повод оторваться в клубе по полной!

Когда раздался звонок в дверь, Сашка как раз заканчивал впихиваться в узкие облегающие джинсы, прекрасно очерчивающие линию подкачанных ровных ног – результат трёхлетнего труда над собственным телом, заключавшегося в ежедневных пробежках по ближайшему парку и регулярных походах в тренажёрку. Было, было первоначально желание выпендриться в кожаных чёрных шортиках, но, увы, шмотка совершенно не подходила к его комплекции. Вот на Кольке – наверняка же это он, зараза, сейчас жмёт кнопку! – смотрелось бы отпадно, ну так и Саня не идеал укешного пассивчика: тонкого-звонкого, маленького, смазливого и с поволокой в оленьих глазах. Колька – да, именно такой, а он выглядел бы в таких шортах довольно глупо.
Открыв дверь, в которую уже начали барабанить, мазнул взглядом по другу, улыбающемуся во все тридцать два, буркнул: «Проходи» и вернулся в комнату, продолжая раздумывать над недостатками внешности. Совсем не худыш-малыш, а вполне себе высокий стройный парень, с хорошо прорисованными мышцами на руках, груди и прессе (раз уж не получилось с шортами, то не надеть полупрозрачную короткую майку, открывающую полоску загорелого живота, казалось просто преступлением) и обычной такой, среднестатистической мордахой.
Накачать мышцы пришлось, чтоб не смотреться дрыщом при довольно высоком росте, но и привлекательность пассива он при этом почти потерял. И почему крепкие геи-активы так залипают на худых и мелких? Ведь видел же он в порнушке, как какой-нибудь мачо вдувает не менее прокачанному пассу! Только вот самому Сашке такие любители что-то не встречались.
Колька ураганом ворвался в комнату, и сразу стало шумно и тесно: мелкий-то он мелкий, но где бы ни появлялся, его почему-то всегда становится слишком много.

- Что ты копаешься, как Тортилла? Нам ещё по пробкам до клуба добираться! – переведя дыхание, парнишка окинул его внимательным взглядом и прицокнул языком: – Хорош же, брателло! Вот я прям чую: сегодня ты точно расстанешься с опостылевшей девственностью!
- Я не девственник! Твоими стараниями…

Перед глазами тут же встал ровный силиконовый член – подарок друга на совершеннолетие, полгода назад. Ну, хоть так получилось познать радость секса. И то не сразу решился. Далеко не из-за невозможности остаться дома наедине с собой: отец часто пропадал в командировках, а мать дежурила сутки через двое, а с мая по конец сентября родители вообще регулярно по выходным на даче пропадали, привлекая самого Сашку только к копательно-окучивательным работам. Так что возможностей – хоть отбавляй. А вот набраться решимости потребовалось время. Зато – технически – он теперь не целочка.

А то ж аж обидно: Колька младше, но в сексе куда как продвинутее, да и любовник у него уже есть, пусть и не такой уж давний. При воспоминании об Андрее, высоком, спортивном двадцати трёхлетнем парне, Санька тяжко вздохнул. Он уже не верил, что когда-нибудь встретит своего «красивого и здоровенного», который не испугается ни его роста, ни мышц. А друг ещё и дразнится, хорошеньким называет.

Парень кинул последний взгляд в зеркало и скривился. Чего в нём хорошенького? Да, симпатичный, но не более того. Волосы русые, лицо простецкое, хоть и сердечком, прямой нос, глаза светло-карие, но нифига не оленьи. Хотя поволоку он, наверное, изобразить сможет. Тут и не такое сможешь, когда трахаться охота до звона в ушах. Вот только велись на Саньку не «мачи», о сильных телах которых он в последнее время буквально грезил, а всякие папики с толстыми пузцами, тусующиеся в сомнительных гей-клубах. В какое-нибудь приличное заведение несовершеннолетним парням попасть до сих пор не удавалось. До сегодняшнего дня, ибо Андрюха тащил их отмечать Колькино восемнадцатилетие в какой-то крутой клубешник.
И в одном друг был абсолютно прав: сегодня Сашка точно расстанется с надоевшей девственностью, пусть и чисто эмоциональной. Даже если не подцепит кого подходящего, алкоголь и адреналин сделают своё дело, а трахнуть готового к сексу пассива мало кто откажется. Колька в это время разлохматил ему недавно причёсанные волосы, до этого тщательно уложенные, нацепил на запястье какую-то фенечку, показал большой палец и потащил из квартиры.

Родители на выходные снова укатили на дачу, да и не интересовались они особо жизнью сына – рос, словно сам по себе, хорошо хоть Колька был у него всегда, сколько они себя помнили. Наверное, с самого детсада. И «поголубели» они почти одновременно. Одно хорошо в таких отношениях с родаками: когда мальчишка решительно поведал об осознанной недавно ориентации, втайне надеясь хоть на какую-то реакцию, те лишь пожали плечами. «Жизнь твоя, сын, смотри сам».

А чего тут смотреть, если при взгляде на какой-нибудь красивый мускулистый торс, скулы полыхают огнём, и в голове проносится картинка, как сильные руки сжимают тебя, до боли, не позволяя вырваться? Внушительные же бугры в районе чужой ширинки вызывают сладостную дрожь в животе и тяжесть в паху. Но всё равно немного обидно было. Порой Сашка даже думал, что он не родной отцу с матерью, ну да такие мысли хоть раз посещают почти каждого подростка.

С другой стороны, не среагировали – и ладно. Ему же проще. Непотребствами никакими он не занимался – в смысле не пил (пиво и то недавно попробовал), не курил (противно), сильно допоздна не гулял, а если гулял – всегда предупреждал, что ночует у Кольки. По большому счёту, развлекаться ему больше и не с кем было. Как бы ни пели сейчас про толерантность, на родине геям не стоило сильно афишировать свою нежную окраску, даже в большом городе, каковым и был Питер.

А незадолго до Сашкиной днюхи Колька случайно познакомился со своим Андреем. И гулянки резко сократились. Зато друг чуть не летал на крыльях счастья и, делая большие глаза, рассказывал, что его Андрюха «весь, ну такооой…». Зависть ела, конечно, но и не радоваться он тоже не мог. Практически брат – счастлив, да и парень у него классный: красивый, высокий, сильный, достаточно состоятельный, чтобы баловать возлюбленного…

Сашка резко оборвал себя на мысли, что Андрей как раз такой, как и ему хотелось бы. Ни к чему это. Тем временем путь с четвёртого этажа закончился, и парни подошли к задним дверям чёрной бэхи. Колька нырнул в салон, перегнулся через сиденье и смачно чмокнул своего парня в губы, объявив очевидное: «Привёл!». Сашка залез следом и поздоровался – рядом с Андреем обнаружился незнакомый парень, такого же возраста и комплекции, как хозяин машины. В животе сладко ёкнуло. Андрюха подмигнул ему в зеркало заднего вида:

- Познакомьтесь: Саня, Юра. Вот, взял знакомого, чтоб никому скучно не было.
Юра развернулся, слегка улыбнулся и окинул Сашку взглядом.
- Привет.
- Привет, – выдавил тот и понадеялся, что румянец на щеках в полутёмном салоне не будет слишком заметен.

Парень хмыкнул и отвернулся, а Колька сунул другу острый локоть в бок и подмигнул. Ну, если чтоб скучно не было, то запасной вариант у него на сегодня точно есть. Прощай, девственность!
Машина мягко катила по вечерним улицам куда-то в сторону центра города, Колька что-то там трещал без умолку, а Сашка думал о том, что сегодняшняя ночь станет поворотной в его судьбе. Откуда возникло такое убеждение он не понимал, ведь с Юркой максимум, что светило, так это одноразовый трах, но в груди сладко ныло от туманного предчувствия.

Проехав по каким-то закоулкам, Андрей затормозил у тёмного, ничем не примечательного здания, с чуть пробивающейся из-под входной двери полоской света. И почему все злачные места, ориентированные на своеобразную категорию посетителей, всегда располагаются в подворотнях? Конспираторы… Парни вылезли из машины, и Сашка сумел скрыть лёгкое разочарование: да, Юра оказался крепышом, но всего сантиметров на пять выше его самого, и на столько же ниже Андрея. Для Кольки, с его метром шестьюдесятью, в самый раз, а вот Сашкины почти метр восемьдесят не смотрелись, факт. Ну да ладно, попробует присмотреться к окружающим, а там, как пойдёт.

Чтобы попасть внутрь, потребовалось, как в плохом кинофильме, назвать отзыв на пароль, но в остальном заведение оказалось на уровне. Да что там, в таких местах им с Колькой точно ещё бывать не приходилось! И паспорта Андрей не зря говорил взять с собой – реально проверяли же. Документы вернулись в барсетку инициатора веселья, а четвёрка парней зашла в тут же оглушившее музыкой помещение.

Большой зал утопал в полутьме, светомузыка освещала ярко только танцпол, где в дёрганном ритме двигались блестящие от пота молодые (и не очень) тела. Несмотря на то, что кое-кто из горячих танцоров уже поснимал верхнюю часть одежды, обстановка казалась довольно приличной. По периферии зала располагались низкие столы, окружённые диванчиками и креслами, весь интерьер был выдержан в тёмных тонах, зато барная стойка сияла хромом и стеклом. А ещё, взгляд неожиданно выцепил наверху второй этаж! Всё равно, что партер в театре, с индивидуальными ложами. Вот там, наверно, места вообще стоят бешеных бабок!
Пока Колька с Сашкой восторженно крутили головами, спутники взяли парней на буксир и за руки потащили к одному из столиков, недалеко от танцпола. За время недолгого пути эмоции немного улеглись, а как только в пределах досягаемости оказался диван, Колька с радостным воплем повалил своего парня на него, запрыгнул на коленки и страстно поцеловал. От такой картины у Сашки снова полыхнуло жаром лицо, и он неловко отвернулся, посмотрев в сторону танцующих. Срочно требовалось что-нибудь – для понижения стеснительности и усиления раскованности.

Юрка, словно прочитав его мысли, наклонился к уху:

- Что будешь пить?
Слушая попутно благодарный словесный поток Кольки за такой подарок, что тот выливал на любовника вперемешку с поцелуями, Саня ненадолго задумался.
- Ну, я кроме пива как-то не пробовал ничего…
Новый знакомый сделал круглые глаза и замотал головой.
- Не-не-не, какое пиво?! С ума сошёл? Оставь это для вечерних посиделок перед телеком. В пафосных местах надо пить пафосные напитки. Доверься мне, я знаю в этом толк.

Вот мастак «свистеть» этот Юрка, надо же, пафосное место… Оно, конечно, весьма приличное, но до слишком крутого местный контингент всё же не дотягивает. Да и с алкоголем… Санька с сомнением глянул на собеседника: довериться? Рановато. Он столько не выпил, по крайней мере, пока. С другой стороны, они же сюда пришли оторваться и отметить Колькину днюху. А уж друг вон вообще буквально фонтанирует счастьем. Да и в какую-нибудь передрягу попасть он не даст, проследит.

Пожав плечами, парень кивнул, и Юра обратился с тем же вопросом к целующейся парочке, а потом ушёл в сторону бара. Сашка продолжил осматриваться, теперь уже обращая внимание на людей, а не на обстановку. Посмотреть, откровенно говоря, было на что. Столько красивых мужских тел в одном месте он ещё не видел. Правда, и мальчиков-зайчиков с горящими глазами и блестящими губами полно, но в такой толпе ему точно должно повезти. Не может не повезти!
Прямо перед носом завис пузатый бокал с покачивающейся в нём янтарной жидкостью, и Сашка, всё ещё под впечатлением от увиденного и наполовину в жарких мечтах, перехватил посудину за толстую ножку и с разгона сделал порядочный такой глоток… Спустя пару секунд он осознал, что сидит, хватая ртом воздух и пытаясь протолкнуть его сквозь пожар в горле. Горячий комок прожёг за собой путь по пищеводу к желудку и уже оттуда шарахнул тёплой волной по всему телу. В ушах зашумело, картинка перед глазами немного потеряла чёткость, и Сашка инстинктивно сморгнул слезу. В голове пронеслась запоздалая мысль, что перед выездом не мешало бы перекусить чего-нибудь, да и обед пропускать тоже не стоило, но была отброшена за несвоевременностью.

Хлопнувшийся рядом на диван Юрка слегка приобнял прикрывшего глаза парня и довольно отрекомендовал:

- Арманьяк Маркиз де Монтескьё, семьдесят шестого года, сорок три градуса… Вот напиток настоящих мужчин. Как тебе?
А гордости-то, словно сам это арманьяк и делал. Кстати, что это ещё за хрень? Про коньяк Сашка, конечно, слышал, но это явно не то. Андрей со смешком поддержал друга:
- Ага, точно. Слушай его, Санёк, Юрыч в хорошем алкоголе толк знает. Ему уже даже коньяк не то. Отдышался?

Лёгкая насмешка в голосе говорившего не казалась обидной, да, откровенно говоря, и осталась незамеченной. Сашка кивнул головой.

- О-о-отдыш-шался… П-предупреждать же надо! Я ж думал – вино. Ухх… Убойная штука, по мозгам таак дало…
Старшие парни снова рассмеялись и переглянулись. Юрка протянул:
- Уууу… Чёт тебя быстро развезло, друг. Ты это, давай, пойди проветрись на танцполе, а мы пока закуску какую закажем.
- Развезло… Я ж сказал, что крепче пива ничего не пил. А закусь – это хорошо, я последний раз утром ел. Колька, пошли, в самом деле, подрыгаемся!
Именинник рассмеялся.
- Пошли, щас только стимулятор настроения приму, – и глотнул порядочно из собственного бокала, фыркнул, моргнул и выдал: – Ого! Забойная штука. Погнали!
Чмокнув на прощание Андрея, куда придётся – пришлось в бровь, – соскочил с оккупированных колен, цапнул Сашку за руку и потащил в круг. Блин, у него и без алкоголя словно энерджайзер в известном месте стоит, а сейчас так вообще атас будет!


Глава 2. Мечты сбываются, и Газпром тут ни при чём

Ввинтившись в пышущую жаром толпу, друзья не стали слишком углубляться, остановившись так, чтобы оставшиеся за столиком парни могли их видеть. Подмигнув, Колька почти полностью расстегнул свою рубашку, оставив её болтаться на одной только верхней пуговке, и в пупке у него тотчас же сверкнуло отражённым светом заковыристое украшение с блестяшкой – ответный Санькин подарок. Удовлетворённый жадным желанием, полыхнувшим во взгляде любовника, друг задорно рассмеялся и отдался магии музыки.

Сашка тоже улыбнулся и выкинул все мысли из головы: сегодня он не будет ни думать, ни анализировать (из-за склонности к последнему, въедливости и постоянного желания добраться до первопричин, ему как-то в шутку и посоветовали учиться на аудитора, а парню мысль показалась весьма интересной). Сегодня вечер – а потом и ночь – необдуманных поступков и приключений на одно, любящее такое дело, место.

Спустя часа полтора после входа в клуб, Саня чувствовал себя счастливым, весёлым и восхитительно пьяным. Арманьяк и в самом деле оказался забористой штукой. Он пил его по глотку, между танцами, что-то там перехватывал из закуски, не обращая ни малейшего внимания на съедаемое, и снова уносился в царство движения и музыки.

Давно парень не чувствовал себя так хорошо и свободно. Он танцевал в паре с Колькой, а потом выслушивал похабный шёпот на ушко от вереницы временных партнёров – и Юрки, который увёл его на несколько медляков, и других, неизвестных и не запомнившихся парней. Сашка отдыхал и расслаблялся, зная уже, что когда желание и градус достигнут нужного предела, он не останется в одиночестве.

Эта песня не была ни быстрой, ни медленной. Тягучий ритм перемежался с быстрыми проигрышами, и его тело чутко реагировало на мелодию, то плавно колыхаясь, то срываясь в бешеное дёрганье. Внезапно на талию легли крупные ладони и сзади, где-то над ухом, раздался хрипловатый голос:

- Потанцуем, малыш?

Это он-то малыш?! Поборов мучительное желание обернуться и увидеть того, кто мог так к нему обратиться, Сашка подался назад, прижимаясь к горячему, даже сквозь одежду, телу и откидывая голову. И довольно неожиданно было понять, что та не ложится полностью на плечо невидимого партнёра по танцу, а упирается затылком в чужую ключицу. Мамочки… Он задрал руки наверх, желая убедиться в немыслимом, и обвил ими довольно мощную шею по настоящему высокого парня.

Убиться веником! Неужели ему наконец-то повезло?! А руки незнакомца тем временем сильнее прижали к себе его бёдра, заставляя двигаться в одном с ним ритме. Проигрыш закончился, переходя в практически медляк, и Сашка решился на довольно откровенный финт, который до сих пор ни с кем не проделывал. Зато не раз видел, как такое выкидывают девчонки, и парням это нравилось. А он уже твёрдо решил сделать всё, чтобы уйти сегодня с этим пока ещё незнакомцем – такие шансы нельзя упускать. Лишь бы Колькино благоразумие не вмешалось.
Использовав чужую шею в качестве точки опоры, Саня сильно прогнулся в пояснице и упёрся задом в пах партнёра, потом провёл им несколько раз вниз-вверх, покрутил… И пусть для этого ему пришлось встать чуть не на носочки, но результат того стоил. Хватка на бёдрах стала просто железной, прижимая ещё сильнее к весьма твёрдому бугру между ног, а над ухом раздался короткий приглушённый взрык, запустивший по телу волну дрожи и жара.

И тут чужие руки резко развернули его, одна обхватила вокруг пояса и вновь прижала к мощному телу, а вторая подцепила за подбородок, заставляя поднять лицо вверх. Сейчас он увидит…

О-хе-реть! Сашка ошеломлённо разглядывал жёсткое и довольно красивое лицо вполне взрослого мужчины, а не парня, как он думал поначалу. Тёмные волосы, зачёсанные назад, лёгкая небритость, прищуренный взгляд то ли серых, то ли голубых глаз, в которых горело неприкрытое желание – желание его, Сашки. Такое бывает? Мужчина немного напряжённо улыбался, и от него ощутимо веяло какой-то опасностью, сладко щекочущей нервы.

- Насмотрелся?

Глубокий, слегка вибрирующий голос стряхнул оцепенение, завладевшее парнем от увиденного, и он попытался отодвинуться. В душе боролись чувство самосохранения, некстати выплывшее из-под залившего его алкоголя, и понимание, что если он сейчас сглупит, то жизнь точно никогда больше не позволит ему встретить такого вот сногсшибательного настоящего самца. Даже не мачо, а именно Самца, с большой буквы. Самосохранению победить просто не дали, не позволив Сашке отодвинуться даже на миллиметр. Незнакомец нахмурился и, показалось, разочарованно произнёс:

- Не нравлюсь? Не бойся меня.

Саня отчаянно замотал головой, желая показать, что вовсе и не боится – что он, девчонка трепетная, что ли? Но потом вспомнил первый вопрос, понял, как может смотреться его жест для спрашивавшего и наконец смог заговорить.

- Не боюсь. И – нравишься. Только… почему я?

Как бы пьян он ни был, но способность думать не потерял, пока ещё. Нет, реально, то, что на него обратил внимание взрослый и такой шикарный мужик, льстило и заставляло колени слабеть только от одного осознания, но вот понять причины он не мог. Ну не ведутся на таких обычных парней, хоть трижды будь они пассами, столь шикарные самцы. А по прикиду было видно, что мужчина далеко не беден. К его услугам, должно быть, любая кукольная пидовка, что во множестве выискивают себе покровителей по шикарным клубам. Они и красивые, и ухоженные, и ублажить смогут по высшему разряду. Так почему – он?

- А понравился, – мужчина весело улыбнулся, совершенно преобразившись, потом неожиданно наклонился к его виску, втянул носом воздух, – и пахнешь просто божественно!

Ага, конечно, после более чем часа активных телодвижений? Правда, дезик у Сашки был реально хорошим, и он не переживал, что подмышки начнут «благоухать» совсем не вовремя, но остальное потное тело пахло явно не розами. Ну да это не его проблемы. Нравится мужику запах, так и пусть ему. Кстати…

- Я Саня.
- Хорошее имя. Рустам.

На этом новый знакомый посчитал лимит общения исчерпанным и повёл уже под следующую мелодию, теперь однозначно медленную. Танцевать лицом к лицу с таким офигенным мужчиной оказалось очень волнительно. Особенно, видя в расширившихся зрачках откровенную страсть. Ответное чувство разгоралось в теле всё сильнее, чему сильно способствовали активно наглаживающие его широкие ладони, и ощущение стояка под ширинкой партнёра – когда его периодически к тому стояку прижимали. Собственный член упирался в молнию с тех самых пор, как он тёрся спиной о тело пока ещё незнакомца.
На финальных аккордах Рустам неожиданно резко притянут его к себе, властно и жёстко, запустил пальцы в волосы, сжимая их и потянув вниз, медленно приблизился к лицу, не разрывая контакта взглядов, и поцеловал. Это было просто… крышесносно! Мужчина словно чувствовал все Сашкины тайные желания и делал именно то и так, как парню всегда хотелось. Переплетение нежности с неумолимостью, желания с агрессией как раз в той пропорции, что было нужно. От такого точно не вырвешься, пока сам не отпустит!

Санька таял под жёсткими губами и отвечал не менее страстно. Что-что, а целоваться он как раз умел, благодаря безумным взбрыкам инициативы того же Кольки. Идею учиться друг на друге этому искусству он не отверг, в отличие от позже последовавшего предложения поучиться и другим премудростям мужской любви. Дружеский поцелуй, это совсем не то же, что дружеский секс. Пусть даже и оральный. О какой дружбе после такого может идти речь? Но целоваться они действительно научились. А после подарка в виде фаллоимитатора было время и поучиться делать минет. Хотя силиконовый член же не скажет, правильно он всё делает, или нет? Ничего, кажется, сегодня будет возможность проверить свои навыки.

Сашка тихо и разочарованно простонал, когда поцелуй прервался, и тут же потянулся за новым. Но его остановил палец, прижавшийся к губам.

- Не здесь, мой хороший. Нам уже скоро аплодировать начнут и просить выступить на бис, – Рустам коротко хохотнул. – Давай, иди в сторону туалетов, я подойду следом.

Короткое разочарование кольнуло где-то в груди – туалет, как банально. Впрочем, Сашка тут же подумал, что с таким мужчиной совершенно неважно, где заниматься сексом – везде ощущения должны быть просто фееричные. В этом он почему-то был уверен железно. Ну а то, что первый раз и в таком месте… А чего он ожидал? Что такого как он, простого парня, этот офигенный самец повезёт к себе домой? Ну и ладно. Зато будет что вспомнить. Он же изначально настраивался на одноразовый трах? Получите – распишитесь. Трах точно будет. А вот идти в туалет по отдельности, Рустам правильно придумал: так ни Колька, ни Андрей с Юркой ничего не заподозрят, даже если видели, как он отжигал с незнакомцем. Мало ли?

Сашка даже зарулил к столику, предупредить, куда идёт, чтоб не подумали лишнего. Впрочем, волновался он зря: Юрка, видимо, понял, что ему вряд ли что обломится, и куда-то слинял (вполне возможно, на тот же танцпол), а Андрей с Колькой были весьма увлечены друг другом: первый как раз выцеловывал живот вокруг украшения в пупке разложенного у него на коленях именинника, который блаженно постанывал. Сашка знал, что дарить. На мгновение стало немного обидно – они тут все погружены в свои дела, а вдруг с ним, пьяным, что-то плохое приключилось бы? Но обида тут же вылетела из головы – что может случиться плохого с пассом, готовым к сексу? Только удовольствие получит. Истина, что не всегда согласие партнёра является гарантией его безопасности, в голове просто не всплыла.

А потом и вообще все мысли были выбиты из разума, когда, не дойдя до туалета, Сашка почувствовал резкий рывок, знакомые уже руки развернули его, стиснули задницу, приподнимая и заставляя обхватить ногами мощное тело в поиске опоры. То самое тело прижало его к стене, распластывая и заставляя издать жалобный стон, а губы Рустама впились в него в жадном, каком-то неистовом и болезненно-сладком поцелуе.

Руки почти уже любовника лихорадочно гуляли по горящему от возбуждения телу, наглаживали спину, сжимали ягодицы, скользили по ткани между ног, слегка надавливая на болезненно возбуждённый член, проводили по животу, задевали соски. Губы переместились с Сашкиного рта на шею и ключицы, целуя, посасывая и покусывая. Он же мог только стонать и всхлипывать в ответ, оглаживать сильные руки и вцепляться в плечи. Господи, неужели ему суждена всего одна ночь с таким потрясным любовником, да и та – в клубном туалете?!
Только услышав хриплый голос, Саня немного пришёл в себя.
- Игорь, домой.
Пришёл в себя, чтобы понять, что они уже и вовсе даже не в коридоре, ведущем к туалету, а на заднем сиденье какой-то навороченной тачки. Что он сидит, оседлав бёдра Рустама, вцепившись в его плечи и пытаясь отдышаться после умопомрачительных поцелуев. Как они тут оказались, парень не помнил в упор. Зато в голове билось – ура, его первый секс будет-таки не в туалете!!!

Возбуждённый разум не посетили никакие мысли о маньяках; о том, что он исчез, не предупредив друзей, и те начнут волноваться, как только осознают факт его отсутствия в клубе; о том, что едет он неизвестно куда к незнакомому, по сути, мужчине, который может сотворить с его телом всё, что ему вздумается. О, последняя идея как раз появилась, но вызвала ещё большее возбуждение. Да и какие могут быть плохие мысли и подозрения, когда Рустам снова вовлёк его в горячий, отключающий мозги поцелуй? Сашка очень, очень сильно хотел, чтобы этот мужчина творил с ним всё, что пожелает.

Сколько прошло времени в дороге, парень не знал, но вряд ли слишком много – как ни затягивай поцелуи, а в итоге они либо надоедят, либо перейдут в логическое продолжение. Так вот, до продолжения они не успели. Немного. Но ширинка у Сани оказалась расстёгнута, и член гордо выпирал из неё вместе с несколько повлажневшими трусами. Идти так до двери недалёкого коттеджа ему наверняка было бы стыдно, даже несмотря на зашкаливающее возбуждение, но идти и не пришлось: транспортировали его тушку тем же порядком, что и в машину – верхом. Сашка только услышал, как зашуршали шины отъезжающего авто – блин, он даже марку не глянул! – а дверь уже захлопнулась за спиной, отсекая ночные звуки, и Рустам продолжил путь в полной темноте.

В общем-то, ничего удивительного, он-то в своём доме точно каждый угол знает, но тишина и темнота заставляли немного ёжиться от какого-то иррационального страха. Уткнувшись в ключицу поддерживающего его под задницу мужчины, Сашка поймал себя на мысли, что пахнет тот тоже как-то неуловимо-особенно, приятно и возбуждающе. Удивиться внезапному обострению обоняния он опять не успел, поскольку путь закончился коротким полётом на здоровенную кровать.

Он только успел перевести дух, как Рустам уже тоже оказался на кровати, вклинившись Сашке между ног, заставляя широко их развести, и навис, опираясь на руки. От ощущения давящего мощного тела сверху вновь перехватило дыхание, а жадно шарящий по телу теперь уже совсем чёрный взгляд чувствовался чуть ли не физически. Никогда ещё с Сашкой не творилось ничего подобного. Хотелось и убежать, куда глаза глядят, и покориться любовнику одновременно. Первое ему точно никто не позволит, так что оставалось только расслабиться и получать своё законное удовольствие.

Губы вновь обожгло долгим требовательным поцелуем, а потом с него резко стянули майку (удивительно, что она при этом цела осталась!), следом за которой последовали и джинсы с трусами и носками. Про туфли он помнил весьма смутно, но, кажется, уже в машине их не было. Рустам распрямился, встав возле кровати, и медленно стянул с себя рубашку-поло. Здесь, в полутьме, разгоняемой только приглушённым светом ночника, неизвестно когда включённого, его фигура воспринималась ещё более мощной и подавляющей, чем при свете.

Только Сашкино внимание занимало вовсе не это – взгляд не мог оторваться от совершенства открывшегося ему тела. Крепкие мышцы – не чрезмерно накачанные, но он пальцами помнил, насколько те могут быть твёрдыми – покрывали руки и торс, смуглая кожа слегка поблёскивала капельками пота и почти везде была лишена растительности. Разве что на предплечьях, да ещё узкая дорожка, убегающая от пупка под пояс джинсов. А спустив взгляд чуть ниже, Саня вообще залип на внушительном бугре, гадая, каких же размеров окажется член Рустама. И насколько это отразится на его, Сашкином, самочувствии. Сверху хмыкнули.

- Не бойся, малыш, я буду нежным и осторожным… сначала.

Сашка вспыхнул: неужели так бросается в глаза, что у него ещё никогда ни с кем не было настоящего секса? Вот уж дудки – силиконовый член, он всё равно член!

- Я не девственник!
- Правда? Ну ладно.

С этими словами Рустам стащил с себя джинсы вместе с трусами, и Сашка подавился собственным возмущением: мужчина гордо выпрямился и смотрел на него с насмешкой. По крайней мере, Санька так думал, потому что оторвать взгляд от покачивающейся «гордости», чтобы увидеть выражение лица Рустама, сил не было. Мама родная… такое он разве что в порнухе видел, да и то только пару раз!

Не столько толстый, сколько длинный, увитый венками ровный ствол гипнотизировал. Или он не кажется толстым в сравнении с длиной? Куда уж там его силиконовому «другу» до этого монстра?! Боженьки, неужели это в него поместится? Хотя, чего это он? Поместится, конечно, по крайней мере, в той порнушке помещалось. Но как же вдруг сцыкотно стало! Задница поджалась, и захотелось куда-нибудь смыться, в туалет, например. Хотя ничего такого не должно быть – перед походом в клуб Сашка со всей тщательностью и решимостью как следует прочистился.

И только когда его перехватили за лодыжку и резко дёрнули на себя, парень понял, что неосознанно пытался отодвинуться подальше. Внезапно время понеслось вскачь: вот Рустам, не отпуская его ног, опустился на колени возле кровати, вот закинул те самые ноги себе на плечи, притягивая бёдра поближе к краю, вот щёлкнула крышка тюбика со смазкой, а рука мужчины опустилась вниз, но прикоснулась к сжавшемуся входу не сразу – наверное, смазывал себя.

Тут до сознания достучалась мысль: при всём обострившемся восприятии, Сашка точно не слышал треска разрываемой упаковки презика! Приподняв голову и испуганно глянув на вот-вот уже почти любовника, он возмущённо воскликнул:

- А презерватив?!

На что получил невозмутимый уверенный ответ:

- Я чист. А у тебя ещё никого не было. И можешь не пытаться убеждать меня в обратном.

И вот почему-то верилось Рустаму безоговорочно, что чист и ничем не заразит. Глупо? Однозначно. Только Сашка ничего с этой своей верой сделать не мог, да и не хотел. Получилось только выдохнуть, как раз, когда один скользкий палец уже проник внутрь него, отчего и получилось со всхлипом и довольно жалостно:

- Ты обещал быть осторожным!
- Я помню. Буду. В первый раз.

Одновременно к первому пальцу добавился и второй, а через некоторое время – третий. И поскольку нужную волшебную точку эти умелые пальцы нашли довольно быстро, вскоре Сашка уже ни о чём не мог думать, кроме как о сводящих с ума движениях. Эмоций добавляли и пальцы другой руки, уже на члене. Затем был короткий миг пустоты, и следом за ним, почти сразу, медленное, но неумолимое вторжение чего-то большого и горячего, твёрдого и одновременно трепетного. Эмоции зашкаливали, а это распирающее вторжение всё продолжалось и продолжалось, пока наконец Сашкины ягодицы не почувствовали упёршиеся в них чужие бёдра.

Единственная мысль, на которую парень оказался способен в этот момент: «Охренеть… Всё-таки влезло!».


Глава 3. Одинокий альфа желает…?

В последнее время им владела странная скука… Или не скука, а апатия, отрешённость? Успешный бизнесмен, завидный жених с миллионным состоянием в свои тридцать пять, вожак небольшой стаи волков на границе с мегаполисом, сильный альфа… Бесконечно несчастный в своём одиночестве.

И пусть век оборотней длиннее человеческого, и он ещё довольно молод, но другие альфы почему-то находили своих избранниц или избранников (что реже, факт) гораздо быстрее, в среднем годам к двадцати пяти – тридцати. А вот ему всё не везло.

Не сказать, что особого выбора у вожака не было, как раз его, выбора, было – завались. Любая альфа-самка сияла бы от счастья, выбери он её своей парой. Хм, достаточной силы самка. Но и таких немало. Только проблемка – Рустаму не нравились женщины. Вот совсем никак. Тем не менее, род продолжить необходимо. А встретить свободного и, что немаловажно, подходящего омегу шансов гораздо меньше, чем самку. Так что со временем, если в его окружении не вырастет достойного преемника, придётся ломать себя, чтобы оставить потомство.

И потому вожак стаи грустил.

Впрочем, это состояние никак не отражалось на его деловых качествах, о чём свидетельствовал заключённый вчера – после долгих утрясаний всех деталей сделки – очень выгодный контракт с иностранными поставщиками. После контракта был банкет в элитном ресторане, с элитным алкоголем… от которого голова наутро трещала так же, как от низкопробного пойла, что не добавляло Рустаму настроения. Хорошо хоть метаболизм оборотней справлялся с последствиями пьянки куда быстрее и эффективнее человеческого.

А сегодня альфа отмечал сделку уже по-своему, в компании лучшего друга – и по совместительству заместителя – Кирилла и двух телохранов (куда ж без них бизнесмену его уровня?). Давно присмотренный приличный гей-клуб на северной окраине Питера – и довольно близко от коттеджного посёлка стаи – уже лет пять как стал любимым местом отдыха. Тут и посидеть спокойно можно, на втором этаже, в изолированных кабинетах для особо «дорогих» гостей, и понаблюдать за гибкими молодыми телами на танцполе, благодаря открытому балкону. А буде возникнет такое желание, тут же и уединиться с хозяином приглянувшегося тела – не домой же шлюшку тащить, в самом деле. И никто при этом не оставался внакладе.
Вот только въедливая тоска всё равно не оставляла. Отступала на время, насытившись временным удовлетворением, а потом принималась грызть с новой силой. Встретить своего омегу… Полно, пора отбросить пустые мечтания и принять, что подобное очень маловероятно. Здесь, на северо-западе большой страны, из всех известных омег Рустаму не подходил не один. Проверено. Кроме тех, кто уже прочно замужем – таких проверять не только бессмысленно, но и безрассудно: законы оборотней в отношении покушения на чужих омегу или самку однозначны и суровы.

Ценились омеги не только за то, что рожали всегда только мальчиков. Даже в союзе с альфа-самкой не было гарантии, что та произведёт на свет сильного наследника-альфу. А вот первенец омеги всегда оказывался альфой, впрочем, родить маленького омежку могли опять же только они. И пусть их ненамного меньше, чем самок, но создание семьи и появление потомства возможно, только если альфа и омега являются истинной парой. Даже с самками в этом отношении проще – родить может любая.

Хватит! Хватит уже мечтать о маловероятном! Пора расслабиться, забыться, обратив своё внимание на очередного миловидного любовника, оттрахать его до звёзд в глазах и успокоиться… на какое-то время. Взгляд лениво скользнул по извивающимся в танце телам, вновь натыкаясь на уже вызвавшую ранее интерес светловолосую макушку.

Этот мальчишка приковал внимание Рустама с самого своего появления на танцполе: высокий, подкачанный, он смог бы сойти за молоденького актива, ищущего развлечение на вечер, если бы не одежда и движения. Но нет, парень откровенно предлагал себя, танцевал с разными партнёрами, ни с кем, впрочем, так и не уединившись. Сначала Рус принял его за очередную шлюшку, ищущую хорошего трахаля, но мальчишка отлучался только к столику своих друзей, да в туалет пару раз. И возвращался оттуда очень быстро – даже для скорого траха времени было бы недостаточно.

Потом он сосредоточился на других парнях – куда симпатичнее и одетых более откровенно. Связываться с мальчишкой не просто для одноразового траха – а этот казался именно из таких – не хотелось. Хотя, скорее всего, ему бы не отказали: судя по неровным движениям, парнишка уже изрядно набрался. Но нет, не стоит. И всё же взгляд постоянно возвращался к светловолосому мальчику, выискивая его в толпе.

Странное у него какое-то сегодня состояние, взбудораженное. Рус некоторое время прислушивался к себе и с удивлением понял, что волк внутри недовольно ворочается, смутно тревожится, просится на свободу. С чего бы? Кажется, пора заканчивать – развлечения на сегодня отменяются. В таком раздрае он запросто может повредить что-нибудь объекту своей страсти, или, того хуже, в самый пикантный момент обратиться в полуформу. Нет уж, надо закругляться и домой: перекинуться на границе леса, набегаться вволю, успокоить зверя.
Коротко кивнув сопровождающим, Рус поднялся и направился к двери. Ни Кирилл, ни тем более телохранители не выразили ни малейшего удивления: уходим, так уходим. Лестница со второго этажа спускалась как раз к танцполу, и чтобы добраться до выхода, требовалось пройти мимо него. Вот тут-то Рустама и накрыло, да так, что он резко затормозил, развернувшись лицом к танцующим, ноздри хищно раздулись, вдыхая такой манящий запах – чистый, но очень слабый аромат омеги, ничейного, нетронутого, непробуждённого…

Велика ли вероятность вот так, случайно, встретить в многомиллионном городе настоящее чудо? Не сказать, что такое событие невозможно, но всё же из разряда маловероятных – точно. Потенциальный омега – достаточно большая редкость. И не важно, как давно среди его предков промелькнули оборотни, рецессивный омежий геном мог передаваться из поколения в поколение, пока на его обладателя вот так, случайно, не наткнётся подходящий альфа. Не только такой, которому предназначен именно этот омега, но и который окажется в силах запустить цепочку мутации, чтобы обрести свою истинную пару.

Опустив веки, Рус отдался путеводной нити запаха, а когда поднял, взгляд безошибочно выцепил уже знакомого паренька. Чутьё не срабатывает просто так. Заставив себя успокоиться, чтобы не напугать мальчишку, альфа внезапно увидел, как в сторону танцпола направился один из спутников его – да, с тех пор, как он того почуял, уже бесспорно его – омеги. Может парень и не собирался перебегать альфе дорогу, но Рустам предпочитал перестраховаться.

Короткий мысленный приказ заместителю, и Кирилл перехватывает нежелательное препятствие. Вырубить его для оборотня не проблема – полежит где-нибудь в уголке, отдохнёт, и не будет мешать. Столь же короткий приказ одному из телохранителей подогнать машину и ждать. Если подчинённые и были удивлены поведением своего вожака, то никто из них не подал даже виду – странности сильнейшего в стае альфы не их забота. Почуять же потенциального омегу, не предназначенного им, парни просто не могли. А Рус ещё раз втянул манящий запах и решительно двинулся к его обладателю, чувственно и зазывно двигавшемуся под музыку с прикрытыми от удовольствия глазами.

Просто не передать словами, каково это – впервые прикоснуться к судьбой предназначенной тебе паре… Знать, что ты будешь первым и единственным в этой умопомрачительной попке, хотя и странно, что при такой чувственности мальчик до сих пор оставался девственником, не неся на себе ничьего чужого запаха. Всякие игрушки – не в счёт. Рус уже забыл, что сначала посчитал парнишку ничем не примечательным. Запах пары делает избранника в индивидуальном восприятии самым лучшим, самым желанным и красивым.

Но что творит, поганец! Самоконтроль грозил рухнуть к чертям, когда маленький соблазнитель заелозил задницей прямо по члену. Больше ждать Рус был не намерен: развернул лицом, желая увидеть наконец глаза своего омеги, и их выражение. Увидел. На мгновение показалось, что мальчишка испугался, но восторг, разлившийся в ореховом взгляде после короткого замешательства, немного успокоил собственнические инстинкты.

Короткий разговор, представление, первый, волнующий поцелуй, и Рустам отпускает своего мальчика, чтобы чуть позже вновь перехватить его, но уже вдали от посторонних глаз. Трансформа займёт несколько дней и совсем не нужно, чтобы кто-нибудь связал исчезновение парнишки с постоянным и состоятельным клиентом того же клуба. А то, что будущий омега подумал, будто его по-быстрому отымеют в общественном туалете… Дурачок. Просто выход в той же стороне. Свою пару Рустам теперь никогда не отпустит и Саше придётся с этим смириться. Конечно, он не будет принуждать мальчика силой – только нежностью и лаской, с омегами иначе нельзя. А после завершения мутации тот и сам не сможет без своего альфы.
До чего же он отзывчивый и жадный как до ласк, так и до грубой страсти! В мозгу билось первобытное: «Моё! Забрать, овладеть, пометить, оставить свой запах, чтобы никто не посмел покуситься!», и Рустам, уже сидя в машине, прикладывал неимоверные усилия, пытаясь сохранить здравость рассудка. Ёрзающее на его коленях и постанывающее податливое тело ничуть не помогало. Зато Саша совершенно не заметил, как альфа снял с него туфли (завтра можно будет забрать из салона), вытащил из задних карманов джинсов пачку с гигиеническими салфетками и мобильник, тут же его отключив.

Дорога казалась такой долгой, хотя Рус точно знал, что при хорошей скорости от клуба до его дома не больше получаса езды. Зато он не смог отказать себе в удовольствии запустить руку в трусы омеги и приласкать возбуждённый член, вызвав у мальчика совершенно жалобный стон. Ничего, потерпи, родной, скоро мы оба получим своё удовольствие. И было неимоверно сладко нести по своему дому крепко прижавшегося к нему паренька, который несколько озадаченно сопел прямо во впадинку над ключицей. Близость истинного альфы начала пробуждать сущность и без интимного контакта. Хотя, поцелуи же уже были, а любая телесная жидкость в этом случае обладает мутагенными свойствами.

Рус и сам каким-то образом сейчас чувствовал, что нужно его омеге, потому, оставив нежность, просто сбросил на кровать лёгкое для него тело и прочитал по вспыхнувшему новой порцией возбуждения взгляду, что всё так, как должно.

На подвижной мордахе, как по писаному, читались все чувства и сомнения, и некоторые из них весьма льстили Рустаму. Хотя, положим, член у него самый обычный для альфы, как раз достаточной длины, чтобы суметь проникнуть в шейку матки омеги или самки и оплодотворить. И всё же восхищение, как и испуг парня будоражили. И бравада тоже. Конечно, будет он заливать оборотню с его острым обонянием, что не девственник!

Время шуток и предварительных игр кончилось – Рустаму всё труднее становилось себя сдерживать. А надо, чтобы не навредить, пока тело омеги ещё не подстроилось под своего альфу в достаточной мере, когда сможет вынести даже самый сумасшедший и агрессивный трах. То, что Саня оказался ещё и чистюлей, приятно радовало – от парня пахло теми самыми гигиеническими салфетками, а вовсе не следами жизнедеятельности. Да и по части подготовки не пришлось задумываться: похоже, сегодня мальчик решительно был настроен на секс. Вовремя он успел!

Рус чуть не рассмеялся на неосознанную попытку бегства и тотчас пресёк её. Дальше руки действовали уже по сотни раз отработанному сценарию, а глаза напряжённо отслеживали малейшую реакцию молодого любовника. Но ничего кроме нормального для девственника лёгкого страха и смятения не наблюдали. Да ещё беспокойство о безопасности… Ну, тут уж без вариантов – оборотни венерическими болезнями не болеют, слишком агрессивная внутренняя среда. Боги! Как же плотно и горячо внутри! И это ещё только пальцы, что же он почувствует, когда член дорвётся до желанного вместилища?

Можно как угодно ярко описывать свои ощущения, при долгожданном единении тел: тесно, жарко, пульсирующе, сладко… Но ни один эпитет не передаст эту бурю эмоций, когда овладеваешь тем, кто отныне станет частью тебя, самым близким и дорогим, предназначенным самой судьбой, только твоим.

Завершив мучительно-медленное продвижение, Рус на несколько мгновений замер, давая партнёру привыкнуть к ощущениям, потом столь же медленно двинулся назад. Ведь он обещал быть аккуратным. И не менее непередаваемым было видеть, как постепенно расслабляется тело любовника, как зубы перестают терзать искусанные губы, а рот приоткрывается, выдыхая стон удовольствия. Наконец-то.

Несколько спавшее возбуждение омеги начало нарастать по новой и Рустам наклонился вперёд, подталкивая Сашу дальше на кровать и сам забираясь на неё, чтобы нависнуть над распахнувшим глаза парнем. Завёл ему руки над головой, перехватив в запястьях, свободной ладонью обхватил напряжённый член, властно лаская, и сделал пробный, более размашистый толчок. Любовник вскрикнул и слегка выгнулся. И тогда альфа отпустил себя – не совсем, ещё рановато для настоящего безумия страсти, но и чрезмерно осторожничать нужды уже не было.
Долго сдерживаться не получилось, и Рус на мгновение замер, пережидая слепящую волну. Слишком велик накал эмоций… Ничего, ночь только началась. А вот омега разрядки так и не получил, разочарованно проскулив. Впрочем, для первого раза ситуация нормальная, а горю в этом случае помочь легко.

Выскользнув из тесного жара, мужчина без особых изысков спустился быстрыми поцелуями по коже и обхватил губами напряжённый, дрожащий член. Санька резко выдохнул и дёрнулся под ним, но Рустам крепко держал парня за бёдра и лишь усерднее заработал языком. Омега недолгое время мотал головой по простыне, даже не пытаясь сдерживать дрожь и стоны, и наконец кончил. Вкууусный… Немного терпкий, немного солоноватый… Рус облизнул губы и, приподняв голову от паха, посмотрел на совершенно разморенного мальчишку, пытавшегося отдышаться и так и не отпустившего судорожно сжатую ткань.

Возбуждение накатило с новой силой, и альфа вновь пустился путешествовать губами и руками по телу любовника, с радостью чувствуя отклик. Молодость имеет свои преимущества. Добившись от Сани нужной реакции, Рус приподнялся над парнем и одной рукой резко перевернул, потом встал на колени и потянул за собой покорное тело, обнимая, лаская, целуя шею.

Как бы ни противна была мысль о причинении настоящей боли своему омеге, но без этого, к сожалению, не обойтись. А чем быстрее он окончательно запустит процесс мутации, тем легче его перенесёт Саша. Да и слишком сильной боли начинающее мутировать тело испытывать не должно. По крайней мере, именно так учили молодых альф на уроках, посвящённых непробуждённым омегам. Пусть и редко они встречаются, но вдруг – столкнёшься случайно со своим счастьем, а что с ним дальше делать, чтобы рядом оставить, знать не будешь.

Подводя выгибающегося в его руках паренька к грани удовольствия, но не позволяя получить разрядку, Рустам изводил желанное тело медленной сладкой пыткой – наслаждением. Когда стоны омеги стали каждым звуком отзываться в ноющем члене, мужчина вошёл в зазывно отставленный зад, но толчки его, как и ласки, были медленными и тягучими. Казалось, что Саня уже просто не осознаёт себя: поставленный на четыре конечности, периодически пытающийся заставить любовника двигаться резче и сильнее, парень непрерывно стонал и умолял дать ему кончить. Возможно, такое состояние на грани и разрешилось бы уже давно оргазмом, вот только предусмотрительный оборотень не убирал пальцев с перевозбуждённого члена мальчишки, слегка сдавливая его и не давая получить законное удовлетворение.

Вновь подняв омегу, прижал к своей груди, склонился к уху, не прекращая медленных размеренных толчков, и задал самый главный на сегодня вопрос, катализатор всего последующего процесса. Рус надеялся, что он уже довёл Саню до того предела, когда любовник согласится на что угодно, даст положительный ответ на любой вопрос, лишь бы прекратить наконец изматывающее болезненное удовольствие.

- Ты станешь моим? Навсегда?
На последнем слове бёдра резко подались вперёд, и Саня выдохнул вместе со вскриком:
- Да хоть до скончания веков! Только дай мне уже кончить, Русяааа, пожааалуйста…
Рустам замер на пару мгновений – эта смягчённая вариация его имени… Никто ещё так не называл альфу. Не рисковали. Но главного он добился.
- Ты согласился.

Рука с груди Сани мягко поднялась вверх, ладонь обхватила шею под самой челюстью, вторая отпустила изнывающей без удовлетворения член и сжала парня поперёк живота, а толчки в податливое тело резко ускорились, срываясь в рваный ритм. И в тот момент, когда омега выгнулся и с тихим, придушенным вскриком кончил, сжимаясь внутри, Рус и сам отпустил себя, срываясь в оргазм и одновременно впиваясь крепкими зубами (слегка заострёнными частичной трансформацией) в левое плечо, смыкая их, прокусывая кожу. Саша дёрнулся в его руках, возмущённо и болезненно вскрикнул, но Рустам лишь сильнее сжал челюсти, заставляя парня замереть.

Переждав головокружительные мгновения, альфа отпустил многострадальное плечо мальчика и повалился на кровать, увлекая Саню за собой. Уже лёжа вылизал окровавленную кожу и уткнулся в место соединения плеча и шеи. Любовник несколько секунд лежал рядом напряжённо, мелко дыша, но вскоре расслабился. Через некоторое время хрипловатый голос со смешком произнёс:

- Руся, ты в курсе, что больной? Извращенец, предупреждать же надо о таких сюрпризах… Что ещё меня ждёт?
- Много всего. Со временем узнаешь. Тебе не понравилось?

Рустам перевернул Сашку на спину и внимательно всмотрелся в светло-карие глаза. Парень выдержал некоторое время, потом отвёл взгляд и неопределённо хмыкнул:
- Я не понял, если честно. Метишь свою территорию?
Оборотень настороженно взглянул в лицо будущего омеги – догадался? Вряд ли… Просто расхожее выражение.
- А если так, ты против?
- Ой, да брось. Ты классный любовник, но я ничего не жду в общем-то. Кто я и кто ты?
Похоже, мальчик не верит в серьёзность сказанного. Не важно, малыш, ты дал согласие. На всё остальное оно уже не требуется. Вместо ответа альфа увлёк своего избранника в новый головокружительный поцелуй.

За окном уже рассвело. В августе питерская ночь всё ещё коротка. Рустам лежал и нежно гладил безвольно раскинувшееся рядом тело любовника. Совершенно затраханного и обессиленного. Ничего, скоро их темпераменты сравняются.

- Хочешь пить?
Получив в ответ какое-то неразборчивое бормотание, мужчина с чистой совестью принял его за согласие и поднялся, ненадолго отлучившись из комнаты. Вернувшись, он приподнял одной рукой плечи и голову парня, а другой поднёс кружку, полную тёмно-красной густой жидкости, прямо к губам. Сашка сделал несколько глотков, прервался, прошептав с блаженной улыбкой: «Томатный…», и осушил посудину до дна. Вот и славно. Сок, конечно, в кружке тоже был.
Примерно треть. Остальной объём занимал самый важный компонент в предстоящем процессе – кровь оборотня-альфы, создающего себе идеально подходящего омегу. И немного снотворного, чтоб мальчик смог отоспаться и набраться сил для очередного этапа.

Хорошо, что в следующие сутки воздействие крови смягчит впечатления от трансформы, держа сознание на грани реальности и бреда. Иначе слишком мало потенциальных омег переживали бы мутацию в здравом рассудке.

Саша очень быстро засопел, а альфа встал и оделся. До окончания действия снотворного ещё нужно многое подготовить. Ближе к вечеру понадобится место со средствами фиксации. А в доме любого уважающего себя вожака всегда есть подвал со всем необходимым: мало ли когда и что может пригодиться? Для вразумления несговорчивых партнёров по бизнесу, или же, наоборот, врагов; для наказания зарвавшихся подчинённых. Или для очень специфических, но приносящих удовольствие забав – почему нет? И почему не использовать такое место для проведения мутации непробуждённого омеги?

Главы 4-6


Хочешь продолжение, оставь заявку

Забрать на страницу


максюра
гость
посмотреть личный профиль
#1 13.10.17 12:17
Всё классно
HELLEN
гость
посмотреть личный профиль
#2 17.10.17 11:13
Очень красивый рассказ
посмотреть личный профиль
#3 18.10.17 21:30
Неожиданно, но приятно. Спасибо за отзывы
посмотреть личный профиль
#4 29.10.17 21:17

Ozhenj kruto
Миколачка
гость
посмотреть личный профиль
#5 30.10.17 20:22
посмотреть личный профиль
#6 30.10.17 20:36
очень интересный рассказ, хочется продолжения
посмотреть личный профиль
#7 02.11.17 11:55
Миколачка, так история вроде полностью опубликована, и продолжения не подразумевает
даниил002
гость
посмотреть личный профиль
#8 03.11.17 20:32
очень крутой рассказ жду продолжения!

Гей порно рассказы, сюжеты на актуальные темы, удобный поиск и фильтр по теме, персонажам, истории добавляются парнями в теме, есть возможность опубликовать свой дневник.